О чем говорят чиновники

10_03Иногда бывает полезным послушать чиновников. Нет-нет, да сорвутся у них слова правды. Тогда мы узнаем, что же действительно их пугает, что они думают о народе и своей роли в управлении государством. И это так похоже на то, о чем многие годы твердят анархисты, что их фразы не нуждаются в комментариях и дополнениях.

Около года назад на Петербургском международном экономическом форуме главу Сбербанка и просто большого человека в российской власти Германа Грефа очень испугали возможностью передачи власти в руки народа. Он буквально так и заявил: «Вы знаете, уважаемые господа, я вам хочу сказать, что вы говорите страшные вещи. От того, что вы говорите, мне становится страшно. Почему? Вы предлагаете передать власть, власть фактически в руки населения». И далее: «Если каждый будет участвовать в управлении, что же мы науправляем?» Попутно Греф коснулся и вопроса манипулирования населения со стороны СМИ: «Любое массовое управление подразумевает элемент манипуляции. Как жить, как управлять таким обществом, где все имеют равный доступ к информации, все имеют возможность получать напрямую не препарированную информацию через обученных правительством аналитиков, политологов и огромные машины, которые спущены на головы, средства массовой информации, которые как бы независимы, а на самом деле мы понимаем, что все средства массовой информации всё равно заняты построением, сохранением страт?» Как видите, это говорит не какой-то сумасшедший левак или помешанный на теориях заговора псих, а один из главных чиновников Российской Федерации.

Откровенное интервью давал и один из российских олигархов – О. Дерипаска, в котором он поделился своим видением демократии и выборов: «На самом деле кабинки существуют для того, чтобы население имело возможность туда заходить – торжественно, под звуки музыки. Это население должно надолго запоминать то, что они имели демократическую возможность поставить галочку в любом месте, где захотят. Это элемент стабилизации общественных процессов. Совершенно ясно, что экономика, крупный конкурентоспособный бизнес не могут пойти на такой великий риск – произвольное назначение менеджеров госаппарата, как бог на душу положит. Ни в одной западной стране нет такого произвола, а у нас на среднем уровне управления страной он некоторое время он был. Это сильно мешало власти и бизнесу. Теперь риск устранен, да и кадры отстоялись». Рассказал  он и о коррупции: «Нигде в мире чиновники, в том числе правоохранительных ведомств, судьи, не живут на мизерную зарплату из бюджетной кассы. Если человек правильно понимает все, если он задействован в какой-либо технологии властных действий – ему согласуется уровень личных доходов, и жизнь его и его семьи обеспечивается очень хорошо. Фильмы и блокбастеры о борьбе с коррупцией – это для широкого охвата населения, своеобразный паблисити государства. Так и у нас, и в Америке, и везде».

Но есть пророки и в своем отечестве. Бессменный председатель ЦИК Беларуси Л. Еромшина, и до этого известная своими меткими цитатами и афоризмами, на этот раз рассказала о том, что могут решать граждане, а что нет.

– Интересно, строительство АЭС или продажа крупного предприятия, например, Беларуськалия, к бюджетным вопросам относится?

– Эти вопросы, конечно, не относятся к запрещенным. Но если об этом спрашивать, мы свяжем руки правительству. Все равно что на предприятии проводить референдум по поводу того, должен ли директор что-то продавать. Не решает он это с трудовым коллективом.

– Но люди могли бы высказать свое мнение?

– А вы уверены, что люди могут компетентно ответить? Наверное, шахтеры Беларуськалия ответят одним образом, жители Минска – другим. Это вопросы специальной компетенции, выносить их на референдум – все равно что сообща решать судьбу Театра оперы и балета. Когда народ избирает руководителя, он в любом случае берет на себя риск за принимаемые решения. Это как в семье – поручаешь что-то одному члену семьи, а все остальные находятся с ним в одной лодке.

– Но одно дело – вопросы театра, другое – государственный долг, например.

– Я не специалист в области экономики, не смогу на этот вопрос ответить. Скатимся до того, что без всеобщего одобрения практически ничего невозможно будет сделать. Это будет хуже диктатуры.

И действительно, если «без всеобщего одобрения практически ничего невозможно будет сделать» это ж какая анархия наступит! После того, как гражданка Ермошина определила границы компетенции людей в государственных вопросах выбором себе руководителя, она поделилась своим видением проблемы массового загона людей на досрочное голосование: «Пусть сами идут голосовать. Зачем заставлять? Мы всегда говорим, если такие моменты будут, сообщайте. Я иногда не понимаю принципиальную позицию отдельных заявителей. Есть одна женщина-врач, живет в общежитии. К ней приходит комендант и говорит: «Прошу, проголосуй досрочно». Приходит каждый день, а она пишет жалобы. Неужели это принципиально? Тебя просит комендант, ну, приди, проголосуй досрочно, чего ты пишешь жалобу? Для коменданта – это галочка, с него спрашивают. Для тебя – уступка, под ружье комендант все равно не погонит». Наглость и безнаказанность белорусских чиновников настолько безгранична, что они даже не задаются вопросом о том, насколько законен сам факт спроса с коменданта за количество проголосовавших. Более того, они уверены, что люди тоже не удивятся такому откровенному признанию чиновницы. «Быдло» скушает все, что ему предложат и ухом не поведет.

Мы видим, что сама жизнь подтверждает правоту анархистской критики демократии, выборов, свободы слова и прочих священных коров либерализма, которые лишь создают видимость участия народа в управлении государством. Но вдвойне полезно, когда нашу критику подтверждают сами властьимущие. Действительная власть народа, без прикрытия псевдовыборов, без манипуляций со стороны СМИ и без контроля крупного бизнеса – самый страшный сон нашей элиты. Пока с экранов читающие по бумажке ответственные товарищи рассказывают нам о наших правах и свободах в лучшем из миров, сама мысль о реальном народовластии вызывает у них неподдельный страх и ужас. Иногда это коллективное бессознательное выходит наружу, и чиновники уверены, что мы разделим их тревоги и опасения. Хотя в наших интересах было бы сделать их страх реальностью.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Solve : *
30 × 8 =