Четвертая власть: как СМИ и блогеры превратились в протестную силу в Беларуси

В век бурного развития интернета и мобильных устройств, информация стала распространяться с колоссальной скоростью. Катаклизмы, войны, коррупционные скандалы, номинанты кинопремий – информация о любом значимом событии в любой стране с помощью СМИ способна облететь весь мир за часы. Сейчас сложно представить себе ситуацию, когда серьезные общественно-политические события государство может скрыть от общества, как это было в Советском Союзе, хотя отдельные страны и пытаются это сделать. И неудивительно, раз информация стала общедоступна, что структуры, контролирующие ее, могут контролировать и общественное мнение. Ведь если что-то не попало в интернете и не было освещено журналистами, то этого как будто и не было. С другой же стороны, часто обычным людям, не наделенным властью и деньгами, удается решить свои проблемы только путем привлечения внимания в СМИ.

В таких условиях, СМИ, блогосфера, социальные сети обладают огромным влиянием и, метафорически, называются “Четвертой властью” – термином, подчеркивающим влиятельность медиа на жизнь общества. В странах с развитой рыночной экомикой СМИ превращаются в настоящую индустрию, формирующую мнение покупателей, продвигающую бренды, обеляющую или очерняющую политиков, оболванивающую людей военной пропагандой и, конечно, приносящую своим владельцам огромную прибыль. Порой с помощью с них даже организуются восстания и мятежи.

Несколько по-иному организовано существование СМИ, блогеров и разных соцсетей в рамках Беларуси. За годы безнаказанности силовиков и семейства Лукашенко, отсутствия парламентской оппозиции и крупного капитала, неподконтрольного государству, режим Лукашенко, фактически, как спрут – опутал щупальцами все сферы общества. Достаточно посмотреть, в каких только аплуа не появляется в массмедиа Лукашенко: он и агроном, и детектив, и спортсмен, и диетолог, и преподаватель. Все под контролем диктатора и его приближенных. Все, кроме выше указаной “четвертой власти”.

Не раз уже силовики и демократизатор заявляли, что интернет представляет угрозу, и это действительно так. Для них интернет представляет угрозу, ведь именно в интернете появляется информация о беспределе мусоров, о том, как чиновники уничтожают экономику страны, как белорусы нищают на самом деле. Если коротко, в интернете блогеры и СМИ показывают ту неприглядную Беларусь, с ее огромным количеством проблем, которую власти так тщательно маскируют, всячески пытаясь показать,, что их правление крайне эффективно. Ведь о многих проблемах можно не догадываться, поскольку инфомации о них нету и люди, кторые с ними столкнулись, остаются одни, а политики делают вид, что все хорошо в “сасуде стабильнасци”. Но журналисты исправляют данную ситуацию. Теперь, в сущности, получит ли какая-о проблема освещение и, возможно, решение, зависит от того, проявят ли к ней интерес журналисты. И вот тогда власть имущие начинают какую-то возню или хотя бы делают вид такой возни, ведь эти проблемы порочат их “имидж” и вышестоящее руководство может за них наказать. Поэтому многие белорусы готовы иногда идти на крайние меры, такие как голодовка матерей 328, чтобы привлечь внимание СМИ к своей проблеме. Вот только белорусская власть позиционирует себя как “ненаклоняемая”, что в представлении ее самой значит следующее: мы будем делать что захотим и плевать нам, что об этом думает народ и что станет с большинством белорусов. И поэтому чиновникам и мусорам очень не нравится, когда попавшая в СМИ информация “дискредитирует” их работу (а на самом деле, просто показывает ее в истинном свете) и вынуждают давать какие-то комментарии или, чего хуже, что-то делать. Для того, чтобы собеспечить свой комфорт и взять СМИ под свой контроль, власть имущие прибегли с целому комплексу мер:

1) Блокировки в интернете. Этот способ стали отрабатывать еще в 2016 году, блокируя сайты и соцсети анархистов и маргинальных ультраправых групп. Осознав, что это работает, сотрудники ОАЦ и КГБ поспособстовали блокировке Хартии 97 и Белпартизана. Первые благополучно перевели трансляцию в Телеграм, вторые же, устранив причину претензий, избежали блокировки, во всяком случае в этот раз. Власти, к слову, для удобства цензурирования подправили закон о СМИ, где требуют совсем иногда дикие вещи, вроде идентификации пользователей форума. Но сейчас большинство крупных интернет-медиа имеют свои каналы в телеграме и ряде других соцсетей и мессенджеров, поэтому блокировка их сайтов хоть и сделают их голос тише, но замолчать их совсем не заставит;

2) Платные комментаторы. Там, где голос недовольных, нельзя заткнуть, его можно хотя бы разбавить шумом с помощью проплаченных комменаторов. Эта форма борьбы с недовольством достаточно скрыта, но по комментариям на том же TUT.by часто можно найти интересных пользователей. Те под новостями об избиении задержанных ОМОНом, будут с пеной у рта доказывать, что милиция в Беларуси – опора стабильности и мира. Ведь человек – существо социальное, и стремится к нормативному поведению, то есть общепринятому, распространенному среди большинства. Очевидно, что властям очень не хотелось бы, чтобы для белорусов нормативным поведением стало презирать ментов и обкладывать матом в комментариях чиновников и силовиков. Скорее всего, деятельность таких структур координирует ОАЦ при президенте, но в СМИ попадала информация и о том, что этим занимаются другие государственные структуры;

3) Однако бывает что ни первые, ни вторые методы не срабатывают. Как правило, так случается в действительно резонансных событиях, когда негативная роль властей в обществе наиболее очевидна. Для таких случаев используются методы порадикальнее – прямые репрессии. Начиная с весны 2017 года журналисты Белсата регулярно получают штрафы за свою деятельность, их постоянно задерживают во время политических событий, часто достаточно жестко. Во многом это связано с тем, что Белсат, в отличие от, например, Хартии, имеет своих собственных корреспондентов и журналистов-фрилансеров, что позволяет каналу вести прямые трансляции с протестов, вскрывать фальсификации во время выборов, брать живые интервью с людьми, пострадавшими от беспредела мусоров и чиновников и свячески освещать настоящую жизнь Беларуси, а не ту, которая в фантазиях чиновников.

Кроме журналистов, репрессиям подвергаются блогеры. К примеру, брестские блогеры, освещающие протесты против завода IPower и беспредел брестских мусоров, получают сутки, штрафы, а с недавних пор еще и обыски и изъятие техники. Но, как показала практика, и это не может остановить ни журналистов, ни блогеров. В глазах белорусского государства неподконтрольные СМИ и блогеры заменили классическую оппозицию с БЧБ флагами, которую легко удалось купить подачками в виде концертов и митингов в тихих парках в спальных районах. Оппозицию устраивает эта роль махателя флажком в загоне. С журналистами на данный момент так не получается, многих из них по-настоящему интересуют социальные проблемы, стагнация экономики, обнаглевшие чиновники,  бедность – проблемы рядового белоруса, нас с вами – то, на что системной оппозиции давно уже плевать. Пока оппозиция шла на уступки и сотрудничество с властями, СМИ продолжали освещать реальные социальные проблемы. Вдбавок, СМИ могут быть своего рода катализатором протестной активности, освещая какие-то уже произошедшие акции и показывая их многочисленность, настрой протестующих или даже публикуя анонсы.

Резумируя, можно сказать, что по мере ухудшения ситуация в стране, как экономической, так и политической, СМИ будут представлять все большую угрозу для властей и, соответственно, будут все больше подвергаться цензуре и давлению. Это же касается и блогеров. Вместе с тем, их роль и влияние в обществе будут только возрастать в связи с этим. Анархистам необходимо учитывать этот фактор в своей стратегии развития. Кроме того, здесь важна реакция и самих СМИ и блогеров на прессинг со стороны властей. Конечно, под давлением и угрозой блокировок некоторые издания идут на уступки или компромиссы. Как пример, публикуя акции анархистов, некоторые СМИ замазывают ссылки на сайт и не указывают первоисточник. Это связано с тем, что сайты находятся в перечне экстремистских материалов (например, revbel.org). Как раз такие действия можно назвать легитимацией действий силовиков и властей и согласием с цензурой в информационном поле. Хотя ни для кого не секрет, что власти и силовики могут заблокировать любой неугодный ресурс, игнорируя любой закон. Но, несмотря на огромные штрафы и преследования, СМИ, такие как Белсат, а также многие блогеры, продолжают публиковать информацию без цензуры и ограничений. Так что стиль подачи тех или иных новостей, уровень конфронтации с властями, достоверность и актуальность информации является индикатором, по которому можно судить об изданиях и блогерах, ставших в нынешний век неотъемлимым участником, а не просто наблюдателем, социальной и политической жизни страны и мира.

10 Comments

  1. Анархисты на западе уже давно пользуются YouTube, чтобы выкладывать свои видео, для массового тиражирования информации. Эта площадка конечно хороша, но только для “тех кто в теме”, а как находить информацию тем кто не знает о нашем существовании? Стикеры и графити на стенах это не плохо, но не столь эффективно. Даже пассивный участник движения – это тоже участник, это минус один избиратель/военный/мент в системе. Поэтому стоит продвигать идеи в массы. Я давно задаюсь вопросом почему у Revbel нету своего канала. Его можно сделать подобно каналу “Быть или”, “NEXTA”. Резонансная информация всегда актуальна, а взгляд анархистов на неё привлечет в движение новых адептов.
    Если нас 10 – мы ничто. Если 100 – мы всё такое же ничто. Даже 1000 мало что может сделать, находясь по разным уголкам страны. Продвигайте идеи в массы.

    1. Анархисты на западе не настолько маргинальны, как в экс-СССР и у них больше ресурсов. Постсоветские предпочитают большее внимание уделять не широким массам, а внутренним вопросам или акционизму. Вопрос о фокусе на агитацию для широких масс ставится лет десять, а может и больше, но приоритеты в работе отдаются другим направлениям.

      1. Так может и плохо? Если чего-то нет в медиа пространстве, то этого вообще не существует. Простая истина в наш информационный век.
        Нету новости – нету события. Локально может происходить что угодно, но если это не освещается, то никаких последствий это за собой не ведет. Так и с нами, мы можем делать и говорить ТУТ, что угодно, какие бы мы правильные мысли не выражали, если их не слышит большинство, то это лишь пустой звук и клацанье по клавишам. Даже взять эти статьи, текста пишутся хорошо, но сколько человек увидит то что здесь написано? Только свои. А движение нуждается в новых людях. У РД есть канал на YouTube, но видео без идей, обычные люди никогда не узнают о нас и о том что мы говорим. Если среди нас найдется человек который может граммотно подать материалы отсюда, то больше людей будет читать о том что такое анархизм, узнавать про акции анархистов, приобщаться к движению.
        Я хочу ещё раз повториться, здесь мы ничего не добьемся, приток новых людей минимален, чем нас большее – тем мы сильнее. С угнетенными против угнетателей.

        1. Будете этим человеком? Или грамотно только анонимно в интернете расписывать можете? :)

          1. Это упрёк? Каждый должен заниматься своим делом. Кто-то может делать хорошо, кто-то не очень, каков результат нужен? У вас есть человек который пишет эти тексты, найдите того кто может грамотно их прочесть на камеру, пускай без лица, под видеоряд. Человеку должно нравится то чем он занимается, разве нет? :)
            Быть может мы все замкнутые и забитые, что нам только и остается что писать анонимно (хотя мою почту вы видите, можете связаться и узнать кто я таков)

            1. Это констатация факта. Раздавать советы “ведите видеоблогинг”, “перекрытие должно быть полчаса”, “сожгите РУВД” и т. д. много мозгов не надо. Неужели вы думаете, что коллектив над такой очевидной идеи, как видеоблогинг, не додумался? Мы ни вам, ни кому-либо еще ничего не должны и в указах “найдите того, что будет делать грамотно”, не нуждаемся, спасибо. Если есть предложения по существу, а не которые кто-то будет за вас воплощать в реальность – почту вы знаете.

              1. Про перекрытие и РУВД ничего не говорил. Я думал в моих комментариях есть мысли “по существу”, примеры каналов с которых можно взять пример чтобы люди услышали ВАС. В ответ на идею я слышу “Сам добейся, потом советуй, делай сам если тебе это надо”, советы на то и советы что даются с добрым помыслом, или не далеко ушли от власти в плане общения? Я бы понял слова: “Нету возможности, нету желающих”, не нужно негатива.
                Если у меня будет какой-то материал для вашего канала, я вам обязательно пришлю на почту.

                1. Примеров успешных каналов достаточно много, просто указать на них считается помощью? Ответ подразумевал не “Сам добейся, потом советуй”, он скорее был о “Советуешь – помоги осуществить”. Дать даже добрый совет желающих в интернете – хоть отбавляй. Не говоря уже о злых советах. Естественно, нет возможности, да и желания, каждому человеку, личность которого нам неизвестна, расписывать почему те или иные идеи не реализуются коллективом на практике. По существу советом было бы: “Ребята, есть идея замутить канал, готов предоставить свой голос \ монтаж \ видеоряд \ оплатить рекламу” и т. д. и тому подобное. Как уже говорилось выше, сказать “Сделайте круто” или “Сделайте как он” с натяжкой можно считать какой-то помощью. Реальной же помощи будем всегда рады.

                  1. > Естественно, нет возможности, да и желания,
                    > каждому человеку, личность которого нам неизвестна,
                    > расписывать почему те или иные идеи
                    > не реализуются коллективом на практике.

                    Молодцы! Вежливое и внимательное отношение к читателям – залог успеха. Попытаться понять собеседника и найти что-то общее во взглядах с ним – хорошее начало знакомства.
                    Главное – это дать понять, что анархисты открыты к дискуссии и готовы действовать.
                    Лучший способ познакомиться

                    1. Очевидно, анонимные комментарии на анархистском сайте – это не место для знакомства. Для знакомства можно написать на почту или в соцсети, это во-первых. Мы не обязаны быть вежливыми и внимательными по отношению к абсолютно всем комментаторам на сайте. Тут пишут совершенно разные люди, которые могут быть кем угодно, в том числе и сотрудниками милиции или враждебно к нам настроенными лицами. Это во-вторых. И отвечать каждому анонимному комментатору, который с претензией пишет “А почему РД не сделало так круто как вот этот блогер”, отчитываясь, почему мы что-то там не реализовали, мы в принципе не обязаны. Мы не наймиты и не работаем за зарплату, чтобы чьи-то “хотелки” реализовывать. Как это вообще связано с дискуссиями и готовностью действовать? В дальнейшей просьба комментировать по существу статьи.

Leave a Reply to Никто Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Введите капчу. *